Содружество Славянских Сайтов, Славянская Поисковая Система - RodRus
НОСТРАДАМУС ПРОРОК ИЛИ МИСТИФИКАТОР
НОСТРАДАМУС ПРОРОК ИЛИ МИСТИФИКАТОР
В РОССИИ СОЗДАЛИ ЛЕТАЮЩУЮ АМФИБИЮ-ТРАНСФОРМЕР
В РОССИИ СОЗДАЛИ ЛЕТАЮЩУЮ АМФИБИЮ-ТРАНСФОРМЕР
В МОСКВЕ ЗАЦВЕЛА СИРЕНЬ
В МОСКВЕ ЗАЦВЕЛА СИРЕНЬ
ЗАГАДОЧНЫЙ ИНЦИДЕНТ С ПОЕЗДОМ 1702
ЗАГАДОЧНЫЙ ИНЦИДЕНТ С ПОЕЗДОМ 1702
К СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЕ ПРИБЛИЖАЕТСЯ ГАЛАКТИКА-ГИГАНТ
К СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЕ ПРИБЛИЖАЕТСЯ ГАЛАКТИКА-ГИГАНТ
РОДОНИЦА - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПРЕДКОВ, ЧУРОВ, РОДОВЫХ БОГОВ.
РОДОНИЦА - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПРЕДКОВ, ЧУРОВ, РОДОВЫХ БОГОВ.
ТАЙНА ФЕСТСКОГО ДИСКА
ТАЙНА ФЕСТСКОГО ДИСКА
ЗАГАДОЧНЫЕ БАЛБАЛЫ В СТЕПЯХ ЕВРАЗИИ
ЗАГАДОЧНЫЕ БАЛБАЛЫ В СТЕПЯХ ЕВРАЗИИ

КОЛДУН РОССИИ, ИЛИ 7 ДНЕЙ С ЮРИЕМ ТАРАСОВЫМ


Дата: 15.07.2012

Колдун России, или 7 дней с Юрием Тарасовым
Почему можно уничтожить по всей стране храмы, но невозможно убить в народе тягу к чуду? Почему эта тяга живет в душах даже самых отъявленных скептиков? Почему бывший Генсек, главный коммунист страны, пытаясь излечиться от дефектов речи, призвал на помощь экстрасенса, а не академика? Ведь по тем временам само слово "экстрасенс" было даже худшим ругательством, чем привычное "шарлатан" и "проходимец"? Почему заболевшие врачи так часто впадают в "ересь" и вместо того, чтобы обратиться за помощью к своим коллегам, идут к дремучим бабкам-знахаркам, магам и колдунам?
Словом, если глядеть непредвзято, то "магические науки", выдержавшие многовековые гонения, вызывают уважение. А их поразительная жизнестойкость невольно наталкивает на мысль о существовании каких-то реалий, способных выдержать "артобстрел" любой критики. Что же это за реалии? Неужели вопреки здравому смыслу есть в магии какое-то рациональное зерно? Как узнать это?

Я посмотрел на правую полку. Нет, там я не найду ничего нового. Посмотрел на левую полку. В голове мелькнуло некстати: "Направо пойдешь, ничего не найдешь, налево пойдешь, коня потеряешь..." Коня у меня не было.
|||И вообще, что-либо потерять в наше время - весьма сложно. Поэтому с вполне объяснимой смелостью я решил "пойти налево".
"Мне нужен колдун. Только у него я пойму, что к чему!"
Через несколько минут я узнал на Центральном телевидении номер телефона Тарасова, изгонявшего беса из больной женщины (из сюжета по ТВ). А через некоторое время состоялся разговор, благодаря которому и возникли эти записки-наблюдения.

— Юрий Васильевич! Я журналист. Видел ваше выступление по телевидению. Хочу знать, как вы это делаете.

— Ну что ж, приезжайте, — сказал после небольшой паузы Колдун России.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

В доме колдуна. "Скифская баба" и пришельцы. Тайна "дождевых камней"
... Мы как-то удивительно быстро притерлись друг к другу и незаметно перешли на "ты".

—Юра! — рассуждал я, откинувшись в удобном кресле.— На тебе модная рубашка, джинсы-"варенки", импортные очки с цейсовскими стеклами. Ты же современный человек! Ну, неужели ты всерьез веришь в это?
Я неловко ткнул в склянку с каким-то зельем, та качнулась, и по столу растеклась небольшая лужица. Макнув в нее указательный палец, я понюхал... Запах был достаточно мерзкий.

—Старик, — серьезно сказал Тарасов, — ты бы поосторожнее. А то тебя потом не отсушишь...
Рука моя моментально отдернулась, и мы расхохотались.

—Нет, правда, — продолжал я, — это же все бред сивой кобылы. Ну, давай рассуждать логически, какой реальный смысл в зельях, изготовленных по магическим рецептам? Когда-то шутки ради я заучивал их, чтоб веселить своих знакомых. Взять хотя бы "верное средство от желтухи". Послушай, какая замечательная чепуховщина: "Для успеха надо выдолбить середину моркови, наполнить пустоту мочой и повесить морковку в печную трубу со словами: "Пусть сойдет желтуха с такого-то и такого-то скорее, чем высохнет эта моча". Или еще...
Я порылся в памяти, вспоминая наставления из "Практической магии" начинающим кудесникам. Средство от желудочной боли: "Убить петуха и пух его с живота ощипать, превратить в порошок и давать больному вместе с вином..." Хотя тут еще что-то можно понять. Пока поймаешь петуха, пока ощиплешь, пока перья в порошок перетрешь... глядишь, и живот прошел! Но как ты мне объяснишь такое магическое средство, якобы помогающее от мужского бессилия: нюхать дым сожженного зуба недавно умершего человека?

Тарасов смеется. Ах, как заразительно смеется колдун над древними рецептами своих коллег!
— А что, — говорит, — может, когда-то кому-то это и помогло. Почему бы и нет...
Ты пойми, — продолжает он, — важно ведь не то, как и чем лечишь. Для больного важен результат! Помнишь народное средство от ячменя на глазу? На первый взгляд, сущая дикость. Неожиданно плюнуть в глаз и проговорить: "Ячмень, ячмень — на кукиш, чего себе купишь? Купи себе топорок, секи вдоль и поперек". При этом надо сжатым кукишем перекрестить ячмень три раза... Бред? Но ведь помогает! А что предлагают врачи? Свой излюбленный скальпель... А бородавки? В косметическом каби¬нете их выжигают электричеством или жидким азотом. Очень неприятная процедура. А неграмотные бабки делают это совершенно безболезненно — с помощью таких пустяков, как нитка и половинка яблока...

— Ну, врачи уже разгадали этот секрет, — возражаю я. — Дело в обычном самовнушении.

— Опять ты всему ищешь объяснение, — Тарасов взмахнул руками, ударил ими по стулу.- Старик! Если врачи давно уже объяснили это, то почему они продолжают жечь людей электричеством? Внушение, самовнушение. Какая разница?! Больному важно, чтобы быстро и безболезненно. А "почему и как" - для него дело десятое.
Тарасов завелся, и разговор начал приобретать инте¬есный для меня оборот.

— Действительно,— подзуживал я,— почему это академики не хотят учиться у бабок?

— А потому что ученые — ограниченные люди,— рубанул колдун.
От этого заявления у меня даже дыхание перехватило.

— Ну, ты нахал! — не выдержал я.

— Нет-нет, ты погоди, не перебивай, — отмахнулся Тарасов. — Проследи лучше логическую цепочку. Чтобы стать известным ученым, надо быть личностью. Так? Надо уметь постоять за себя и за свои идеалы, убеждения. Так? Настоящая личность — это метеорит, ворвавшийся в атмосферу. Тут и стремительное движение, и сопротивление среды... Но если есть грань, где личность соприка¬сается с враждебной средой, если есть линия фронта, где, с одной стороны, ты, с другой — противник, то этой линией ты и ограничен. Особенно ярко это выражается в науке. Научная среда по самой своей сути консервативна, и всегда встречает в штыки все новое и оригинальное, не вписывающееся в уже устоявшиеся рамки. За фактами далеко ходить не надо, — вспомним генетику и кибернетику! По сути, в науке всегда отвергалось все принципиально новое. Эдисон, как известно, утверждал, что летательные аппараты "тяжелее воздуха" создать невозможно. Знаменитый Резерфорд говорил, что никогда человек не овладеет атомом для практических целей. Не верил в саму возможность использования атомной энергии в этом веке гений Эйнштейн...

У магов совершенно иной подход к познанию мира. И магия, по сути, это выработанное за тысячелетия четкое знание, как использовать на практике многие явления природы — даже те, которые современная наука еще толком не может объяснить. Вот элементарный пример. Откуда пошел обычай впускать в новый дом первой кошку? Ведь это еще древние советовали: "Не торопитесь заставлять дом мебелью. Пустите сначала кошку. Где она уснет, там и ставьте кровать!" И только недавно ученые обнаружили, что земля поделена на некие зоны, которые по-разному влияют на все живое. И если человек долгое время спит в "плохом" месте, то часто болеет, и вообще чувствует себя неважно. Но стоит передвинуть кровать хотя бы на метр, и все неприятные ощущения исчезают. Кошка — отменный индикатор та¬ких зон. Она никогда не уляжется отдыхать в "плохом" месте.
Тарасов вошел в раж, а мне того и надо было.

— Издревле знали маги и тайны воздействия деревьев на человека. У вас болит голова? Прислонитесь к дубу или березе, постойте так несколько минут, и боль отступит. Дерево как бы "подпитает" вас своей энергией. А есть деревья, которые, наоборот, отнимают энергию. Это тополь, осина... Но приложите плашки из этих деревьев к ране, и она не будет гноиться, так как жизнедеятельность микробов будет подавлена. Ученые, занимающиеся проблемами биоэнергоинформационного обмена в природе, лишь сегодня подступают к изучению этой загадки. А знахари тысячи лет использовали ее на практике.

— Так уж и тысячи! — усомнился я.

—Наша профессия существовала еще во времена фараонов! И много ранее! — расправил плечи Тарасов. — Да! Да! Не удивляйся. Колдун - это профессия, такая же, как космонавт, журналист или оператор машинного доения. Возьмем, к примеру, ведьм. В старину их еще называли ведуньями. Вслушайся в смысл этого слова. Ведать — значит знать. Нам действительно приходится быть очень сведущими — владеть гипнозом, до тонкостей разбираться в целебных растениях, знать тайные струны человеческой психики. Мы храним древние рецепты самых различных снадобий — умеем и приворотное зелье варить, и порчу отводить. Я, к примеру, колдун в четвертом поколении. У меня прапрабабка и прабабка тем же занимались. Но чтобы вступить в Орден российских колдунов, пришлось сдать нелегкий экзамен: мне дали больных, которым не смогли помочь врачи. Ограничений во времени и средствах не было. Хочешь — применяй белую магию, хочешь — черную. Главное, как и в медицине, не навредить человеку. Сумел поднять людей на ноги — сдал экзамен. Нет, тогда извини!

— И тебе, значит, удалось...

— Как видишь. И со временем даже выбился в Колдуны России. Это ведь в нашем Ордене как профессор¬ское звание!

— И много вас — Колдунов России?
— Меньше двух десятков.

— Юра, а тебе не кажется, что среди людей вашей профессии много обыкновенных шарлатанов?

— Шарлатаны не имеют к нашему Ордену никакого отношения! — оскорбился колдун. — И мы сами боремся с обманщиками. У нас даже есть специальные эксперты, которые помогают выводить мистификаторов на чистую воду. Тут бы журналистам и помочь нам. Но вы порой рветесь воевать не с шарлатанами, а с самой магией. Тут уж, извините-подвиньтесь! Что касается борьбы с нами, так все это уже было. Боролась инквизиция, потом — воинствующие атеисты. Бесполезно! Мы все равно есть и будем — пока существуют люди, нуждающиеся в нашем искусстве. А оно несет реальную помощь. Ты когда-нибудь бывал в русской глубинке, где на многие километры порой не встретишь врача? Так тебе там в каждой деревне укажут бабку или деда, которые заговаривают зубную боль, сводят бородавки, вправляют, младенцам пупочную грыжу, спасают от несчастной любви и от сглаза, отварами трав изгоняют прочую хворь. Их никто официально не регистрирует, наше объединение — на любительских правах... Кстати, нынче мы советуем всем молодым кол¬дунам до 35 лет получить медицинское образование. Так что отныне у нас будут и дипломированные специалисты.

Мне представилась вдруг операционная комната, люди в белых халатах... Звучат как заклинания вечные фразы: "Скальпель… зажим... тампон..." И вдруг один из врачей выхватывает бубен и начинает плясать вокруг стола.
— Что с вами, коллега? — удивляются хирурги.
— А я не просто врач, я еще и колдун! — слышится в ответ...
Невероятным усилием стираю с лица улыбку. "Задавай вопросы! — мысленно пинаю себя. — Постоянно задавай вопросы!"

И подкидываю Юре очередную каверзу:
— А верно говорят, что обратиться за помощью к "чернокнижникам" — все равно что "продать душу дьяволу"?

От этих слов Тарасова даже передергивает. Он морщится и шевелит лопатками, словно я высыпал ему за ворот пригоршню рыжих муравьев.

— Глупости! Это все от незнания истории собственной родины! Колдуны появились еще во времена язычества, когда христианской религии не существовало вовсе, и, значит, к дьяволу мы не имеем никакого отношения. И уж совершенно непонятно, почему черный цвет ассоциируется со злом? "Чернокнижниками" колдунов называли потому, что наши книги, к примеру "Волховник", были в черном переплете.

Я продолжаю атаковать.
— Всё это хорошо. Но меня смущает тот факт, что колдуны выплыли на общее обозрение лишь недавно — под шумок, поднятый вокруг экстрасенсов...

— Мы никогда себя не засекречивали, ведь иначе само наше существование бессмысленно. Пресса нами не интересовалась, медики сотрудничать с нами считали зазорным. Мы жили себе и жили. Встречались друг с другом, делились опытом...

— Вроде "неформалов"?

— Да. Но бум, поднятый вокруг экстрасенсов, и нас заставил выйти из тени. Пусть на меня не обижаются люди, обладающие экстрасенсорными способностями, но мы можем и умеем гораздо больше, — Тарасов повертел в воздухе своими широкими ладонями и продолжил.

- Искусство лечить руками — лишь малая толика колдовской науки. Мы знаем секреты лечения музыкой и тишиной, теплом и холодом, камнями и металлами, росой и талой водой, настоями трав и цветов, голодом и специальной диетой... Причем к каждому обратившемуся за помощью подбирается свой, индивидуальный ключик. Одного лечат внушением, другого - отварами. И, поверь, мы не делаем тайны из своих рецептов. Да и какая тут тайна, особенно для знатоков народной медицины? Возьми, например, любую из книг о лекарственных растени¬ях, там все расписано. Для всех. А пользуются ими не¬многие. Из-за экстрасенсов у нас с коллегами и вышел небольшой спор. Старые колдуны считали, что надо, как прежде, без всякого шума помогать людям. А молодые предлагали шагать в ногу со временем — переходить на современные методы работы. Образовать, например, открытую всем ассоциацию, куда войдут и шаманы Севера, и другие специалисты нашего профиля, создать компью¬терный банк информации, наших знаний, открыть, наконец, школу, где можно обучать нашему непростому искусству.

"Компьютерный банк", "школа". Эта тема в настоящий момент меня совсем не интересовала. Хотелось чего-нибудь чудесного, ведь не каждый же день есть возможность беседовать с живым колдуном. И я, в который уже раз перебил его, переводя разговор в интересующее меня русло:
— Юра, в сказках говорится, что колдуны могут летать по воздуху, превращаясь в зверей, проходить сквозь стены. А на самом деле?

Тарасов улыбнулся.
— Я могу сделать так, что ты увидишь меня проходящим сквозь стену. Но это всего лишь внушение. То же самое и с превращением в различных зверей. А вот полеты по воздуху... Легенды об этом имеют вполне реальную основу. Причем искусством левитации обладают в основном женщины и очень редко — мужчины. Вот, к примеру, в средневековье шла жестокая "охота на ведьм", в результате которой на кострах сожгли очень много женщин. А как выявляли ведьм, знаешь? По весу! В Голландии, в старинном городе Оуде Ватер, до сих пор сохранились такие весы, на которых решался вопрос жизни или смерти. Если вес обвиняемой был менее 49,5 килограмма, она признавалась ведьмой, и ее ждал костер, так как, по мнению инквизиторов, при таком весе можно на помеле "вылететь в трубу". Ну а если серьезно, то существуют достоверные свидетельства, что в стрессовых ситуациях иные женщины стремительно теряют вес. Не худеют, нет, но становятся намного легче...

— Юра! — загорелся я. — Полетай немного, а?

— Стоп! — прямо как сказочная Шахразада Тарасов прервался на самом интересном месте и посмотрел на часы. — Сейчас у меня прием больных.
"Испугался!" — подумал я, но тут же вспомнил толпу страждущих, караулящих у подъезда, и мне стало стыдно, что отнимаю у колдуна время.

Юра словно прочитал мои мысли.
— Ничего, ничего. Все равно не смог бы принять их раньше. Пойдем лучше в коридор, поможешь освободить дорогу.

В коридоре стояли огромные мешки с письмами. Они шли к Колдуну России со всех концов страны. Сотни тысяч конвертов с просьбами, мольбой о помощи. Сколько же у нас немощных и страждущих! И если после этого мне кто-то скажет, что у нас самая лучшая медицина в мире, я рассмеюсь тому человеку в лицо. Ведь колдун — это уже последняя надежда, последняя инстанция для тех, кому не смогли помочь врачи...
Мы сгребли в угол рассыпавшуюся груду конвертов, освободили небольшой проход по коридору, поставив несколько мешков с почтой друг на друга. Мешки были огромные и тяжелые, словно таили в себе не листки бума¬ги, а чугунные ядра.
Запыхавшись, вернулись в комнату.

— Ты — мой ассистент,— инструктировал меня колдун. Сядь в стороне, сделай умное лицо и ни во что не вмешивайся, даже если будет непонятное. Сам понимаешь, я ведь не районный терапевт... Я согласно кивнул.
—Алла! — крикнул Тарасов своей жене. — Мы готовы.
Потянулись томительные секунды.

Уставившись на дверь комнаты, я спрашивал себя: каким он будет — первый в этот день пациент? Поймал себя на том, что волнуюсь, будто не он, Тарасов, а я сам должен вести прием. И вот за стеклянными створками дверей мелькнуло темное пятно, они дрогнули...
Это была женщина, туго обтянутая старомодным костюмом. Ее стати напомнили мне изваяния каменных баб, что древние скифы оставляли на степных курганах.
Остановившись на пороге, "скифская баба" медленно обвела комнату тяжелым взглядом, словно недоумевая, куда она попала и, главное, зачем?
Колдун вопросительно кашлянул. И тут произошло неожиданное. Каменное лицо вдруг сморщилось, и женщина заплакала, что называется "в голос".

— Меня сглазили, сглазили!
— Спокойно, — Юра протянул вперед ладони, словно отгораживаясь от потока слез, — давайте все по порядку. Имя. Отчество. Фамилия...
Казенная фраза помогла женщине ощутить привычную почву. Она вынула из рукава платок, утерла им по¬красневший нос и безропотно стала рассказывать: "Я учительница. Преподаю историю. Понимаете, ис-то-ри-ю! Это очень важный предмет! А меня сглазили. Эта дура всегда мне завидовала — мол, какая ты здоровая, ничто тебя не берет! И вот я уже неделю не могу уснуть. Как лягу в постель, так начинается жестокая мигрень, хоть на стенку лезь. Таблетки не помогают, ничего не помогает. По утрам прихожу в класс как вареная, ничего не соображаю. А мне детей учить надо! Понимаете? А меня сглазили! Дура эта рыжая сглазила! Вы бы видели, в каком виде она в школу ходит, — в красных штанах!.."

"Сглаз! — восхитился я и с ехидцей посмотрел на Тарасова. — Ну, колдун, как ты будешь выкручиваться из этой ситуации? Какой из магических рецептов выберешь?"

Вспомнилось все, что когда-то попадалось мне на глаза по этой теме. В Индии в таких случаях покрывают лицо пациента белым платком и колдун правой рукой, в которой держит соль и горчицу, описывает над головой пострадавшего от сглаза семь кругов. Затем бросает соль и горчицу в огонь. Считалось, что влияние дурного глаза прекращалось в тот момент, когда раздавался треск или распространялся сильный запах.
В квартире Тарасова такого огня не было. Даже свечи не горели. Так что индийский способ отпадал сам собой; Тогда, может быть, он применит метод, распространенный некогда в Калабрии? Там колдуны советовали по¬страдавшим подойти к человеку, от которого по предположению пошел сглаз, и постараться напугать его либо громким криком, либо сообщением неприятного известия, хотя бы и вымышленного. Если это удавалось, то чары теряли свою силу. Любопытный рецепт излечения применяли в Англии. Больного вели до восхода солнца к кузнецу, у которого шесть поколений предков занимались той же профессией, клали обнаженным прямо на наковальню, а кузнец трижды заносил над ним молот, но лишь мягко опускал его рядом. Больному полагалось вы-здороветь в тот же день.
Нет, этот способ тоже решительно не годился. Не потому, что невозможно найти сегодня кузнеца в шестом поколении — это еще разрешимая задача. Но, представив нашу пациентку на наковальне, я понял, что никакой кузнец в этом участвовать не согласится.

Между тем Тарасов продолжал методичный допрос:
— К врачам обращались?
— Да. Не нашли никаких изменений. По их словам, я абсолютно здорова.
— Цветы новые в квартире появились?
— Нет.
— Какие-нибудь обновы?
— Да нет, ничего. — "Скифская баба" напрягла память. — Только новое одеяло недавно купила.
— Пользуетесь им?
— Да, конечно.
— Одеяло красное?
— Да... А как вы догадались?

Тарасов не ответил. Поднял руки ладонями вперед и резко приказал: "Смотреть мне в глаза!"
—Да я не поддаюсь гипнозу, — возразила женщина и вдруг как подкошенная рухнула на кушетку. Перепуганно моргая глазами, она несколько раз пыталась приподняться, но тщетно.

Колдун провел над ней широкой ладонью.
—Все, — сказал он жестко. — Бессонницы больше не будет. Позвоните мне завтра в одиннадцать. А одеялом пока не пользуйтесь. Запомнили?
Женщина встала с кушетки.

— Спасибо, — неуверенно протянула она и на ватных ногах двинулась к выходу.

— Что, и впрямь сглаз? — полюбопытствовал я.
— Да какой там сглаз! — улыбнулся Тарасов. — Ты-то хоть не повторяй этой чепухи. Настоящий сглаз могут навести только колдуны, специалисты. А они, как правило, не занимаются такими пустяками, как этот.
— А что же тогда?

—Не знаю. Завтра посмотрим. Следующий!

Следующий случай, что говорится, был из ряда вон. Молодая женщина привела двенадцатилетнего сына. Кто-то его сильно напугал, да так, что он потерял дар речи.

—Понимаете, — объясняла его мать, — как-то Саша вернулся вечером домой весь белый, сказал только, что встретил пришельцев! Больше мы из него не смогли вытянуть ни слова. Может, связки парализовало, может, еще что. Столько времени прошло. Мы уж к кому только не обращались. Его даже профессор смотрел...

— Ну и что профессор? — не выдержал я.

- Сказал, что всё это бред, что нет никаких пришельцев.
Да, случай был действительно фантастичный. Какой замечательный клубок: колдун и пришельцы с летающей тарелки!.. Я даже посочувствовал Тарасову: найдет ли он решение этой задачки?

—Сядь, — сказал Тарасов мальчику. — Ты знаешь, кто я?
Саша молчал, только глаза его наполнились слезами.

—Так, — Тарасов несколько раз сжал и открыл ладони, потер их друг о друга и поднес к голове маленького пациента. Раздался негромкий треск, словно с пальцев колдуна сорвались невидимые электрические искры. Разряд! Еще разряд! Внезапно мальчик закрыл глаза, и его тело обмякло. — Я усыпил его, не бойтесь, — объяснил
Тарасов испуганной женщине. И уже твердым голосом, обращаясь к Саше, приказал: — Говори! Подробно рассказывай, что с тобой приключилось.

"Все, - мелькнула у меня мысль, — сейчас малыш не ответит, и что тогда?"

Но тот послушно кивнул головой и... заговорил!
Я сам чуть не потерял дар речи от этого чуда. "Нет, — подумал с удивлением и восторгом, — как бы там ни бы¬ло, но Тарасов мастер своего дела".
Впрочем, уже через минуту я забыл обо всем, слушая невероятный, поистине фантастический рассказ. Мальчик, возвращаясь вечером домой, внезапно увидел странный светящийся предмет, висевший над газоном. От него отделились две черные фигуры и шагнули навстречу. Они были высокого роста и без голов. На какое-то мгновение сознание покинуло Сашу, а когда он очнулся, ни загадочных черных фигур, ни "летающей тарелки" на газоне уже не было.

Но Тарасова, похоже, ничуть не взволновали инопланетные пришельцы. Он даже не стал выяснять подробно, как они выглядели и что сказали, — лишь провел рукой перед лицом мальчика, и тот сразу же открыл глаза.
- Повтори! — сказал Тарасов. — Еще раз повтори, что с тобой было.

— Ко мне подошли два черных человека. Они были высокого роста, и у них не было голов...

— Стоп, — сказал колдун. — Ты не заметил ничего необычного?
— Они были без голов...

— Я не о том, — поморщился Тарасов. — Ты не заметил, что ты... говоришь?

Когда счастливая мама с сыном ушли, я спросил:
— Юра, а ты веришь, что это были инопланетяне?

— Старик! — Тарасов хлопнул меня по плечу. — Ну скажи, какая мне разница, что это было — инопланетяне или галлюцинация? Это ученые пусть разбираются — есть ли там жизнь на Марсе. Мне же надо было вылечить мальчишку. И я вылечил.

На это я ничего не мог возразить...
Потом еще были больные. Потом еще. Они шли и шли. И в какой-то момент я почувствовал, что теряю нить происходящего. И все рассказы пациентов, их болезни, которые я непременно хотел запомнить, перемешались в моей голове в какую-то чудовищную кашу.

— Все! — взмолился я, когда вышел очередной пациент. — Давай сделаем передых. У меня уже в глазах рябит.

Пока я, расслабившись, сидел в кресле и наслаждался сигаретой — при посетителях курить не разрешалось — колдун разложил на столе аккуратные пакетики ароматных трав и стал что-то смешивать, взвешивать на крохотных аптечных весах, растирать в фарфоровой ступке.
Немного передохнув, я сел рядом и стал любопытствовать. Мне нравились звучные названия: девясил, корейский колокольчик, почки пурпурной ивы...
Когда Тарасову надоело выслушивать моё бесконечное: "А это что? А это что?" — он на секунду оторвался от "приворотного зелья", или что он там еще готовил, и высыпал передо мной три кучки мелко натертого порошка. По цвету они ничем не отличались друг от друга.

— Попробуй! — предложил Юра.

Аккуратно послюнив указательный палец, я прикоснулся к одной из кучек, а потом к языку. Рот обожгло невыносимой горечью... не выдержав, я плюнул: "Фу! Гадость!"

— Теперь другие...

Вторая кучка оказалась совершенно безвкусной, а в третьей порошок немного кислил.
Я доложил колдуну о результатах своих исследований.

— Понятно, — кивнул он. — У тебя несколько нарушен обмен веществ. Надо будет посмотреть, что к чему.

— Да что там смотреть! — возмутился я.— У меня со здоровьем тьфу-тьфу-тьфу!

— Видишь ли, то, что тебе показалось горьким, на самом деле очень сладкая вещь. Твои вкусовые ощущения искажены. Это четкий сигнал какого-то нарушения...

Я уже приготовился возмутиться тем, что меня подозревают в неспособности отличить горькое от сладкого, когда Тарасов, видимо, сталкивавшийся с такой реакцией, разъяснил:

— Я понимаю, что ты не перепутаешь леденец с таблеткой аспирина. До этого, слава Богу, еще не дошло, но есть целая серия веществ-тестов, которая дает возможность определять состояние организма по реакции человека на их вкусовые свойства. Сейчас ты познакомился с одним из них. А теперь помогай. — И он сунул мне в руку фарфоровую ступку.— Растирай в мельчайшую пыль, только не просыпь и не бери в рот. В чистом виде это неприятная вещь... А я пока кое-что расскажу тебе о колдовских методах лечения...

Человек похож на эти аптечные весы. Пока стрелка находится в равновесии — мы здоровы. Но вот появляет¬ся какая-то нагрузка...
Колдун бросил щепотку порошка на одну из чашечек. Весы закачались.
- Вот так начинается болезнь. А если нагрузка увеличивается?
Я щедрой рукой сыпанул порошок на качающуюся чашку. Она резко клюнула вниз, сорвалась, и все рассыпалось по столу.

— Все, — сказал я, — больной помер.

Тарасов покачал головой и вытер стол.
— А ведь он мог не умереть. Мы могли его вылечить...

— Каким образом?

— Ты забыл про другую чашечку весов. Если бы на ней лежал противовес, стрелка осталась бы на нуле.

— Понял, — согласился я. — Человек равновесная система. И пока его биологические показатели стабильны — он здоров. А если температура, кровяное давление и прочее стало отклоняться от нормы, значит его организм испытывает какую-то неоткорректированную нагрузку. Так?

— Да. Возьмем хотя бы солевое равновесие. Ты, наверное, замечал, что после пересоленной пищи всегда хочется пить? Это наш организм инстинктивно подбирает себе лекарство. Избыток соли, положенной на одну чашку, он уравновешивает дополнительной водой. Но, увы, далеко не всегда наши "весы" сами знают, чем себя лечить. И тогда за дело брались колдуны. Тысячелетиями они накапливали опыт: чем и как можно облегчить состояние больного, что надо положить на чашечку весов, чтобы компенсировать нагрузку. Методом проб и ошибок они испытывали все, что попадалось под руку. Так было обнаружено, что головную боль можно снять, массируя кожу на... ступнях ног, что медь помогает рассасываться кровоподтекам... Конечно, иные колдовские рецепты сегодня выглядят наивно, но в целом древним опытом не надо пренебрегать: его следует тщательно анализировать в поисках истинных знаний.

Юра вышел на кухню и вернулся с новой порцией лекарств. Некоторое время мы дружно работали, разминая сушеную траву в ступках. Потом колдун продолжил:
— Ты хоть знаешь, почему наша официальная медицина так не любит медицину народную, или, как ее называют сегодня — нетрадиционную?
Я отрицательно покачал головой. Мне, действительно, всегда было интересно, почему знания древних лекарей, использовавшиеся в течение тысячелетий, словно в насмешку зовутся нетрадиционными.

— Корни этой истории уходят в далекое прошлое. На языческой Руси исцелением занимались колдуны и колдуньи. Они и роды принимали, и лихорадку лечили, и все прочее. Но вот пришло христианство. Оно стало бороться с язычеством. На народную медицину церковники ополчились еще и потому, что ее средства и методы резко противоречили догмам православия. Как сейчас говорят ученые, у языческих колдунов было стихийно-материалистическое понимание мира. И методы их лечения опирались на жизненный опыт, а не на мистическое представление о болезни, как о "Божьей каре". Но в итоге церковники победили. Колдуны вынуждены были уйти в подполье. А через много-много лет появилась новая медицина, что сегодня зовется официальной. Она родилась под опекой церкви и впитала ненависть к знахарству, как говорится, с молоком матери. Казалось бы, после революции с приходом атеистов колдуны должны были быть реабилитированы? Но нет. Старая догма, вколоченная в человеческие головы еще тысячу лет назад — со времен крещения Руси, прекрасно существует и сегодня.

Рассказывал Тарасов азартно. И, похоже, знал о магии и колдовстве абсолютно все. Не зря, видно, присваивают звание Колдуна России. Кое с чем в его рассказах я вынужден был согласиться. Но некоторые моменты волей-неволей вызывали у меня возражения. И я ждал паузы, чтобы их высказать.

— Колдунов на Руси иногда называли еще облакопрогонниками, — говорил Тарасов. — В их прямые служебные обязанности входило ни много, ни мало — управление небесными хлябями. Если засуха выжигала поля, деревня слала к колдуну ходатая. Если затяжные дожди губили урожай, опять же шли к нему...

— Ну и что? — Я многозначительно постучал полусогнутым указательным пальцем по лбу. Получилось немного больно, но убедительно.— Что возьмешь с темных, суеверных людей? Для них, как известно, законы не писаны, даже если это элементарные законы физики!

— Ты народ не обижай, — насупил брови Тарасов. — Он "сир, но мудр". Задумайся лучше, случайно ли жрецы самых разных племен использовали очень схожие приемы воздействия на погоду? Взять хотя бы "дождевые камни"... И в Индии, и в Центральной Африке, и в Японии колдуны вызывали дождь, опрыскивая водой особый камень, который передавался из поколения в поколение. Что, древние маги этих стран вели между собой переписку, делясь профессиональными секретами? Маловероятно. Скорее можно предположить, что "дождевые камни" действительно обладают каким-то загадочным свойством притягивать дождь. Не случайно же их использовали независимо друг от друга люди в самых разных точках планеты...

Колдун прошелся по комнате, подошел к окну, за которым клубилось серое марево тумана. Некоторое время он молчал, прижавшись лбом к потному стеклу. Потом вывел на нем пальцем какой-то неведомый знак и продолжил не оборачиваясь:
— Сам суди... За стенами древнего Рима, рядом с храмом Марса, всегда лежал огромный валун, именуемый "Камень предков". Во время засухи его втаскивали в город. Римляне свято верили, что это незамедлительно вызовет дождь. У аборигенов Австралии вызыватель до¬ждя насыпал высокую кучу песка и клал сверху особый,
магический камень. Его обрызгивали водой и вокруг разжигали костры. Американские индейцы старались вызвать дождь тем, что поливали водой из священного источника скалу... В Юго-Восточной Азии, когда рис гибнет от засухи, водой орошают каменное изваяние Будды. Не правда ли, странные совпадения?
А теперь возьмем Европу. В "диких лесах Броцелианды" в Шотландии есть источник Брентон. Там, согласно преданиям, до сих пор в тени боярышника спит волшебным сном маг Мерлин. При необходимости брентонские крестьяне поливают из пивной кружки камень, лежащий рядом с источником, что непременно должно вызвать дождь.
Еще пример. Великобритания. На горе Сноудон есть уединенное озеро под названием Дулин, или Черное озеро. Оно расположе¬но в мрачной лощине и окружено скалами. В озеро спускается ряд камней, похожих на ступени. Если кто-нибудь, встав на верхнюю ступеньку, плеснет водой на камень, который называется "Красный алтарь", то даже в самый жаркий день к вечеру разразится ливень...

Я отчаянно замахал руками, призывая Тарасова прекратить этот поток сказок.

— С тобой спорить, все равно, что с Большой Советской Энциклопедией! Ты фактами давишь. Но вопрос в том — правильно ли ты их трактуешь?

На самом деле я прервал Колдуна России не потому, что был подавлен eго эрудицией. Многое из того, что он перечислил, было мне хорошо знакомо из литературы, из прессы, плодовитой в последнее время на мистические темы. Как раз обилие таких примеров и давало мне повод посмеиваться над человеческой серостью. Элементарное незнание законов природы заставляло наших предков сперва выдумывать для себя богов, а потом с помощью магических обрядов всячески умаливать их.
Я взял в руки тяжелый хрустальный шар, который лежал на столе в темной бронзовой подставке, взвесил его на ладони, подбирая про себя слова, которые и не обидели бы Тарасова, и ясно определили бы мою точку зрения.

- Лично я не против колдунов. Существует целая категория людей, которым они в конце ХХ века безусловно нужны. И - на здоровье! Но стоит ли на полном серьезе выдавать фантастику за реальность? Вот я недавно прочитал в журнале "Феномен" об Альберте Игнатенко. Он якобы научился гонять руками тучи. Однажды даже спортивные соревнования в Литве спас от плохой погоды — разогнал дождевые облака и поддерживал солнечную погоду в течение пятнадцати дней. Причем в окрестностях все это время непрерывно шел дождь. Смешно?

Я ожидал, что колдун посмеется над этой нелепой историей. Он действительно улыбнулся, но как-то не так, с каким-то скрытым подтекстом.

— Пошли на балкон, посмеемся вместе, — сказал он.
Металлические поручни балкона были покрыты крупными каплями влаги. Дождя не было. Но с низкого, мглистого неба непрерывно сыпалась морось.

— Делай, как я! — Колдун повернул руки ладонями кверху, держа их на уровне живота. — Сосредоточься на ощущении в пальцах, в ладонях... Чувствуешь, как они наливаются тяжестью?

— Нет, — честно признался я, так как действительно ничего не ощущал, кроме промозглой сырости, от которой меня начало познабливать — после теплой комнаты балкон шестого этажа, продуваемый ветром, казался не самым удобным местом для беседы.
А колдун направил "локаторы" полусогнутых ладоней в низкие облака и стал совершать круговые движения, словно тыльной частью рук массировал что-то невидимое. Губы его зашевелились. Я прислушался...

— ... в чистом поле стоит и три, и два, и один: бес Сава, бес Колдун и бес Асаул. И я сойду ближе, и поклонюсь ниже, вы тридевять бесов служили Ироду. Три, два и один - бес Сава, бес Колдун и бес Асаул, служили Иро¬ду-царю, так послужите и мне...

— Вот это да! — восхитился я.

А Тарасов, озорно скосив на меня глаза, продолжал:
— И тем моим словам ключ и замок есть. И замок замкну и снесу его в окиян-море, на Буян-остров, положу под Латырь-камень. Пусть птица Гагана с железным но¬сом его охраняет...

Пока я вслушивался в необыкновенный напев ворожбы, в небе начали происходить непонятные изменения. Прямо над домом в тумане образовался просвет. В нем вихрем закручивались тающие на глазах обрывки облаков. И вот появилась ярко-голубая проплешина неба.

—Эх, - сказал Тарасов. — Если бы сюда и луч солнцa пробился, совсем хорошо получилось бы. Жаль, что оно сейчас с другой стороны дома.
Несмотря на все мои уговоры, колдун не стал объяснять смысл происшедшего.

— Можешь считать, что это совпадение, — подзуживал он, — А можешь, если хочешь, и подумать — не случайно ли колдунов на Руси звали облакопрогонниками?

Думать над этим я не захотел. Но заметил, что, едва мы вернулись в комнату, голубую прогалину в небе тут же вновь затянуло мглой.

"И все равно это не доказательство", — решил я про себя.
Потом мы сидели в уютной кухне, пили кофе я вели светский треп.
Я рассказывал, как попал на первую всесоюзную конференцию по вопросам энергоинформационного обмена в природе. Это было великое событие среди любите¬лей всякой чертовщины. До сих пор помню, как меня чуть не раздавили в толпе перед входом.

— Хорошенькая смерть,— смеялся Тарасов,— погибнуть под ногами экстрасенсов!..

— Да, — соглашался я, — все к тому и шло.

Мероприятие проходило в Доме культуры Московского института народного хозяйства. За полтора часа до начала конференции туда примчалось столько экстрасенсов, парапсихологов, ясновидцев, мастеров гипноза, дальновидения, знатоков полтергейста, НЛО и прочих загадочных явлений природы, стыдливо именуемых "аномальными", что одно их скопление на узком морозном пространстве Стремянного переулка следовало признать тоже своего рода аномалией. Дело в том, что приглашений на это, вне всякого сомнения, неординарное событие оказалось роздано вдвое больше, чем может вместить зал, - не тысяча, а целых две. Кто-то с помощью цветного ксерокса нашлепал столько билетов, что хватило всем желающим.
Я вспомнил один из докладов. Его читал академик Казначеев. Он рассказывал об очень интересных фактах.

Новосибирские ученые пригласили к себе для проведения серии экспериментов нескольких известных экстрасенсов. В результате подтвердилось, что они способны на расстоянии ускорять или замедлять размножение живых клеток, изменять их рост, убивать или, наоборот, восстанавливать после облучения. А экстрасенс Евгений Дубицкий, даже помещенный в гипомагнитный бункер, повторил вое эти опыты. Представляешь себе, ученые не могли найти экран, способный изолировать экстрасенса!
— Ты бы знал, какой шум при этом возник в зале! Еще бы, ведь сам академик признал реальность феноме¬на экстрасенсов. Доклад свой он закончил словами: "Значит и экстрасенсорика, и другие формы биоэнергоинформационного обмена должны стать объектом пристального внимания фундаментальной науки".

— Ты прямо как по писаному чешешь...— удивился вдруг Тарасов.

— Наизусть, что ли, речь Казначеева учил?

Я засмеялся.
—Так мне ведь репортаж пришлось писать с той конференции. Вот свою статью и пересказываю.

За окном стемнело. Пора было уходить.
— А люди там интересные были?— задержал меня колдун.
— Были, конечно. Хотя и ерунды хватало.
Мне вспомнилась сценка, свидетелем которой я стал в фойе в перерыве между научными докладами. Встретились Скептик и Экстрасенс.
Скептик: "Ну, что у меня болит?"
Экстрасенс с умным видом водит над ним руками, а потом солидно говорит: "У вас камень в желчном пузыре".
Скептик, радостно потирая ладони: "А вот и нет, вот и нет! Мне желчный пузырь уже год как удалили..."
Экстрасенс: "Ну если бы не удалили, там был бы камень..."

Тарасов смеется...
— Да, таких экстрасенсов я тоже видел.

— Юра, а ты сам разве в какой-то мере не шарлатан? — задаю вопрос, который мучил меня весь день.
— А ты так и не понял? — уже откровенно хохочет Тарасов. — Ну, тогда приходи завтра...


Из книги И.Царева "КОЛДУН РОССИИ, или 7 дней с Юрием Тарасовым"


ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИ  (1)

Елена :

В ОРДЕН КОЛДУНОВ РОССИИ.

 

от  Елены,  тел. 8-9265191977.

Прошу вас защитить меня  от произвола спецслужб и их подразделений  занявшимся охотой на ведьм. Я из потомственных целителей, 20 веков по женской линии.

 Я Закрыта и Посвящена.

Таких людей очень мало среди целителей и колдунов. Мы невидимы.

Мы видим энергетических фантомов, но нас и наших энергетических фантомов не видят.Прошу Вас встретиться со мной и поговорить.  Меня хотят перепрограммировать, но меня нельзя переделать. Я Посвящена и Закрыта Двадцатью веками потомственных целителей своего рода по женской линии.  Я Посвящена и Закрыта меня не позволят переделать.  Нас нельзя переделать.   Я просто умру. Поэтому я и Закрыта. Посвященных  и Закрытых нельзя переделать.Только Вы оставите  во мне хоть одного чуть на больше времени, чем он подходит физически, я тут же умру. Не позволяйте меня перепрограммировать, во первых это меня убъет, а во вторых я достойна быть самой собой. Муж мой был 20 лет на боевом дежурстве и тоже достоин своей жены, а не «эксперимента спецслужб».  Я Закрыта и Посвящена.  Таких людей очень мало среди целителей и колдунов. Мы невидимы. Мы видим энергетических фантомов, но нас и наших энергетических фантомов не видят.Я знаю, что специалисты из спецслужб России и других государств, знают и считают, что Посвященных  и Закрытых нельзя переделать.Люди, которые пытаются перепрограммировать меня, приглашали ведущего специалиста  из спецслужб России - ФСБ, почти пол года назад, он дал заключение, что меня нельзя   перепрограммировать и  меня нельзя переделать  это меня убъет.  Я Посвящена и Закрыта меня не позволят переделать.    Нас нельзя переделать.   Я просто умру.  Но это никого не остановило. За меня взялись еще с большей силой. И с 01.12.2015г. взяли мою голову в тиски, постоянно,  для того чтобы подсаживать целое ШОУ особей, которое находится там списками по несколько разных составов, каждый человек которого сажают может быть для меня убийцей, так как меня нельзя переделать – я закрыта и посвящена. Остановите их пожалуйста, пока я к Вам обращаюсь живая! А не мертвая с обложек журналов.                                                                                                                

С уважением,  Елена тел. 8-9265191977.

 



Имя:  
Код:   =  

В ПРИМОРЬЕ ОСТАЮТСЯ ПОДТОПЛЕННЫМИ 13 РАЙОНОВ
В ПРИМОРЬЕ ОСТАЮТСЯ ПОДТОПЛЕННЫМИ 13 РАЙОНОВ
ДЕНЬ СПАСИТЕЛЯ РАСЫ
ДЕНЬ СПАСИТЕЛЯ РАСЫ
БЕРЕГА АРКТИКИ РАЗРУШАЮТСЯ С ОГРОМНОЙ СКОРОСТЬЮ
БЕРЕГА АРКТИКИ РАЗРУШАЮТСЯ С ОГРОМНОЙ СКОРОСТЬЮ
СОБАКА-РЫБОЛОВ
СОБАКА-РЫБОЛОВ
В РОССИИ ИЗОБРЕЛИ СУПЕР-ВЕЗДЕХОД
В РОССИИ ИЗОБРЕЛИ СУПЕР-ВЕЗДЕХОД
ВЕСЕННЯЯ РАБОТА НА ДАЧЕ
ВЕСЕННЯЯ РАБОТА НА ДАЧЕ
В ЗАБАЙКАЛЬЕ СВИРЕПСТВУЕТ ЗАСУХА
В ЗАБАЙКАЛЬЕ СВИРЕПСТВУЕТ ЗАСУХА
ЛУННЫЕ СКИТАЛЬЦЫ
ЛУННЫЕ СКИТАЛЬЦЫ





РАДИО НАСЛЕДИЕ - Radio-Nasledie.Ru

Портал новостей © 2010 Copyright
ИЗБА ПОВИТУХИ
Код нашего баннера:
<a href="http://almary.ru" target="_blank"><img
src="http://almary.ru/baner1.jpg" alt="ИЗБА ПОВИТУХИ" width="88" height="31" border="0" ></a>